Договоренность о зоне деэскалации в Идлибе стала решающей с точки зрения продвижения на пути урегулирования в Сирии и снижения числа жертв среди гражданского населения. В этой связи Москва и Анкара намерены предпринять все усилия для полной реализации ранее достигнутых в Сочи договоренностей, заявил спецпредставитель президента по Ближнему Востоку, замглавы МИД РФ Михаил Богданов. В интервью специальному корреспонденту РИА Новости Полине Чернице он рассказал, согласованы ли уже границы идлибской зоны деэскалации, и когда состоится визит в Саудовскую Аравию президента РФ Владимира Путина.

— Согласно сочинскому меморандуму Москва и Анкара должны к 15 октября согласовать границы демилитаризованной зоны. На каком этапе сейчас находится этот процесс, и можно ли сказать, что большая часть работы уже проделана?

— Дело идет, еще время есть. Контакты продолжаются, и мы продолжаем работать с турецкими партнерами в соответствии с договоренностями от 17 сентября. Надо уточнять детали у наших военных, которые находятся в тесном контакте с Анкарой. Я думаю, работа идет, будем надеяться на то, что все, что было согласованно в меморандуме в Сочи, будет реализовано.

— Глава МИД Сирии Валид Муаллем ранее заявил, что боевики в Идлибе должны сдать тяжелое вооружение к середине декабря; что страны-гаранты будут делать, если это условие не будет выполнено?

— Это надо все обсуждать. Потому что я не могу сейчас конкретно сказать, что будет, это вопрос переговоров, контактов, в том числе в рамках Астаны и с нашими турецкими партнерами — что дальше будет. Но ясно одно, и об этом мы на самом высоком уровне говорим: что эти договоренности по Идлибу носят временный характер, что окончательная наша цель — это полная ликвидация террористического очага в Сирии вообще и в районе Идлиба в частности, и установление единства и суверенитета, территориальной целостности государства. При том понимании, что параллельно должен быть и политический процесс, основанный на резолюции СБ ООН 2254.

Сейчас активизируется работа по созданию конституционной комиссии в Женеве. Сирийское правительство дало своих кандидатов, сирийская оппозиция дала своих кандидатов. Сейчас вопрос в том, кто будет представлять так называемую «третью треть»: гражданское общество. Будет запущена работа над основным законом страны, на базе которого будут проводиться в будущем свободные демократические транспарентные выборы, и таким образом будет завершена работа по урегулированию сирийского кризиса на этих двух направлениях: я имею в виду политический процесс и договоренности, которые должны быть консенсусными и устраивать всех сирийцев — и правительство, и оппозицию — как это записано еще в первом женевском коммюнике, и так это прописано в резолюции 2254. Но при этом остаются еще очень важные вопросы: это, конечно, экономика, инфраструктура. Потому что промышленность, сельское хозяйство очень сильно пострадали в результате войны, в результате нашествия террористов на Сирию, и конечно надо восстанавливать жилой фонд, системы водоснабжения, электроснабжения с тем, чтобы более активно пошел процесс — он уже запущен — возвращения сирийских беженцев и временно перемещенных лиц. Потому что в идеале все должны вернуться в свои дома. Люди тысячами будут возвращаться в свои дома, и в этих людях нуждается страна имея в виду, что среди них много специалистов — это и инженеры, и врачи, и учителя, то есть люди, в которых нуждается Сирия.

— Но все же, если боевики к середине декабря не сложат оружие, не разоружатся, рассматривается ли вариант возобновления военных действий в Идлибе?

— Конечно, те террористы, которые не сложили оружие, которые продолжают свои вылазки, они либо должны быть арестованы, либо они должны быть уничтожены, как это было совершенно определенно заявлено российской стороной и нашими некоторыми другими партнерами, в том числе легитимным руководством в Дамаске. Но те меры, которые уже предприняты для создания зоны деэскалации и демилитаризованной зоны в Идлибе — это был очень большой успех с точки зрения предотвращения и недопущения очень многих жертв: как со стороны мирного населения, так и со стороны сирийских военнослужащих, и даже представителей вооруженной оппозиции, которые, если говорить о других зонах деэскалации, по сути дела прекратили процесс своего существования — они согласились на процесс примирения, на урегулирование своего статуса — я имею в виду вернуться к мирной жизни. Этому способствуют, конечно, решение амнистии — о том что те, кто сложил оружие и готов вернуться к мирной жизни, не будут преследоваться, если конечно на руках нет крови и не совершено преступлений, то, конечно, эти процессы будут происходить. Понятно, что это будущее развития обстановки. Какими темпами это пойдет — это уже другой вопрос. Конечно, нам хотелось бы с одной стороны сделать намного быстрее все то, что я сказал, но с другой стороны очень аккуратно и очень взвешенно, сохраняя взаимопонимание в рамках астанинского процесса с нашими турецкими партнерами. И, главное, избегая потерь среди мирного населения.

— Стоит ли ожидать визита де Мистуры в этом месяце?

— С де Мистурой, конечно, постоянный контакт поддерживается, и в Женеве он был, и в Нью-Йорке, и я не исключаю, что в любой момент он может подъехать (в Москву — ред.). Или подъедет в какое-то другое место, где будет встреча. В Женеве, где находится наше постпредство, там встречи регулярно проводятся. Но если возникнет необходимость и потребность в его приезде в Москву вместе с его командой, то мы всегда рады его видеть. Потому что, конечно, многие вопросы требуют уточнения. Допустим, некоторые нерешенные до сих пор вопросы о составе конституционной комиссии требуют уточнения.

— Появилась информация что его визит может случиться до конца октября…

— Не исключаю, конечно может.

— Продолжая тему визитов, когда стоит ожидать визита в РФ президента Египта? Ранее сообщалось, что это может случиться уже в скором времени.

— Это президентский визит, так что объявлять о нем — прерогатива Кремля. Но думаю, что не раскрою большой секрет, если скажу, что он приедет уже в середине октября, то есть совсем скоро.

— Обсуждаться будет весь комплекс вопросов, в том числе военно техническое сотрудничество?

— Разумеется. Это очень важный визит. Сейчас рассматривается программа, встречи в его рамках. Самая главная — это с президентом Российской Федерации, но могут состояться и другие встречи. Будет обсуждаться весь комплекс вопросов наших двусторонних отношений, традиционно дружественных. Египет — наш основной давний проверенный партнер в Африке и на Ближнем Востоке, объемы сотрудничества очень большие. Будут обсуждаться как новые вопросы — создание российской экономической зоны, зоны свободной торговли, так и товарооборот, транспорт. Потому что прямые авиарейсы уже возобновлены в Каир, а сейчас рассматривается вопрос возобновления рейсов в Шарм-эш-Шейх и Хургаду. От этого, конечно, зависят объемы сотрудничества в области туризма. Это крайне важно и для наших граждан, которые любят проводить время в Египте, особенно в зимний период — в новогодние каникулы с детьми на теплых берегах Красного моря, это уникальное место. И с точки зрения туризма, как мне представляется, особенно в зимний период альтернативы Египту нет — если рассматривать сочетание таких факторов как расстояние, цена, качество обслуживания, отношение людей.

— Соглашение по авиасообщению между российскими городами и курортами готовится именно к визиту, успеют ли его согласовать?

— Это не связано непосредственно, конечно, все эти вопросы и сейчас обсуждаются. Если успеют наши специалисты — российские и египетские (подготовить решение к встрече — ред.), то чем быстрее, тем лучше.
Но есть и другие очень важные вопросы, это и военно-техническое сотрудничество, и опять же наша координация и кооперация в борьбе с терроризмом. Потому что Египет тоже подвергается атакам. И мы должны дать совместный эффективный отпор этой угрозе. Поэтому антитеррор — очень важная составляющая нашего партнерства с египтянами, и, конечно, обстановка в регионе: это и палестинская проблема, и, естественно, ситуация в Сирии, арабском мире, Ливии, африканские проблемы, потому что Египет тоже очень влиятельный игрок на всем континенте.

Кстати, хотел бы подчеркнуть, что в 2019 году Египет, президент Сиси, будет председателем Африканского союза. И в этом плане, имея в виду нашу активную, все более энергичную работу на африканском направлении, Египет, в качестве председателя союза, будет для нас очень важным партнером и страной, с которой можно координировать работу с африканским континентом в целом, по продвижению всего комплекса российско-африканских отношений.

Ну и Лига арабских государств. Их штаб-квартира находится в Каире, их генеральный секретарь — египтянин, бывший министр иностранных дел, наш добрый друг. Поэтому все эти факторы говорят о том, что предстоящий визит Абдель Фаттаха ас-Сиси будет носить очень важное значение для наших двух стран и, думаю, для всего арабского региона в целом.

— Вы упомянули ливийскую проблему: на каком уровне планирует российская сторона принять участие в предстоящей конференции в Палермо?

— В понедельник приедет министр иностранных дел Италии, будут переговоры с Сергеем Викторовичем Лавровым, я думаю, что в рамках такого заинтересованного разговора об актуальных международных и региональных делах будет затронута и тема Ливии, потому что итальянцы проявляют очень большой интерес к ливийскому урегулированию, у них, конечно, есть озабоченности по поводу обстановки в этой стране и экономические есть интересы. Ну и главное — это очень большая озабоченность по поводу наплыва нелегальных мигрантов как раз через Ливию и из Ливии, эти вопросы, я думаю, итальянцы будут очень активно с нами обсуждать, включая и проведение конференции в Палермо по Ливии. Я думаю, что они привезут официальное приглашение для России участвовать в этом мероприятии, думаю это министерский уровень будет. Если Сергей Викторович сможет поехать — тут все зависит от его рабочего графика. Он ездил на конференции по Ливии, в тот же Рим, это были полезные дискуссии.

Другое дело, что мало что потом хорошего произошло в этой стране, я имею в виду, что те ливийские министры, которые тогда участвовали в римской конференции, они сейчас неизвестно где, уже не первый раз в Ливии произошла смена политиков. Но в любом случае такие международные конференции полезны, рождаются какие-то мысли, предложения.

Но главное, как нам представляется, это ливийское участие, так же как и участие других представителей тех стран, где происходят подобные конфликты. Вернемся опять же к Сирии: предлагаются различные форматы, какие-то группы создаются. Наша же логика заключается в том, что мы участвуем активно в трех форматах: женевский, астанинский и содействуем проведению сирийского национального конгресса. Во всех этих трех форматах главное — это участие сирийцев, не иностранцев. Опять же в Астане — мы гаранты, но чего: договоренностей и взаимопонимания между самими сирийцами. Потому что основа — это сирийское правительство и оппозиция, вооруженная или политическая, но это все сирийцы. И их переговоры должны привести к консенсусу. А задача внешних игроков — им в этом помогать, а не решать за сирийцев их собственные проблемы и пытаться какие-то готовые решения им навязать

— Ранее здесь (на Родосском форуме) в рамках профильной сессии бывший премьер-министр Израиля Ольмерт заявил, что не видит проблем в проведении прямых переговоров с палестинской стороной. Москва ранее предлагала свою площадку для возможных подобных контактов, похоронена ли сейчас эта идея в связи с последними событиями вокруг инициатив США? И возможна ли встреча, пусть даже не в Москве?

— Мы на протяжении последних двух лет постоянно говорим, что наше руководство выдвинуло инициативу чтобы премьер-министр Нетаньяху и Махмуд Аббас встретились на нашей территории, мы им предоставим площадку. Без предварительных условий. С тем, чтобы именно в двустороннем формате (поговорить — ред.), о чем собственно даже и просил нас глава израильского правительства. Нам удалось убедить Махмуда Аббаса согласиться вот с таким форматом работы. Потому что израильское руководство в последние годы говорило: не надо никуда идти, ни в ООН, ни в какие-то международные организации, ни созывать никакие конференции, никакой нам не нужен квартет. Нам нужен прямой диалог с палестинцами в двустороннем формате на переговорах, вот это идеальный вариант и мы договоримся — мы люди мира, чтобы никто не вмешивался. Мы сказали: хорошо, давайте попробуем, уговорили президента Аббаса приехать в Москву в любое удобное для двух сторон время с тем, чтобы встреться и поговорить. Но, к сожалению, наше предложение, основанное на пожеланиях израильской стороны, до сих пор не реализовано из-за того, что сама израильская сторона от такого контакта в последние два года уходит.

— Если говорить о российско-израильских контактах, ожидаются ли какие-то контакты на высшем уровне в ближайшее время, учитывая последние события?

— Телефонные разговоры были. А о личных контактах лидеров, планируются они или нет, я не знаю.

— А встречи на других уровнях? Межмидовские консультации прошли на днях…

— Да, приезжал заместитель гендиректора, руководитель Центра исследований МИД Израиля, он приходил к нам в МИД, и с ним встречались мои коллеги — Рябков, Вершинин, я встречался. Обсудили ситуацию в регионе в целом, и палестинские дела, и ливийские дела, и Иран, и ситуацию в Заливе. Полезное обсуждение, но никаких конкретных решений там не принималось, каких-то шагов. Это были регулярные консультации. Они были и, надеюсь, будут. А что касается крупных вопросов, что касается того, как поддерживать взаимопонимание по поводу каких-то вопросов военного характера, связанных с Сирией, это уже вопрос компетенции наших военных.

— В последнее время было много разных сообщений по поводу визита президента РФ Путина в Саудовскую Аравию. На какой стадии сейчас находится подготовка визита российского лидера?

— Я думаю, такой визит состоится в обозримом будущем, потому что когда в России был с историческим первым визитом король Саудовской Аравии, он пригласил президента России в первый раз посетить Саудовскую Аравию в удобное время. И это приглашение было принято с благодарностью. Поэтому сейчас речь идет просто о выборе удобного срока осуществления такого визита с учетом рабочего графика президента Путина.

— Может ли визит состояться до конца года?

— Гадать здесь не стоит, повторюсь, все зависит от того, как будет складываться график: если будет возможность — президент поедет в Саудовскую Аравию, не исключено, что посетит еще какую-то, может, даже не одну страну Залива. Это полезно. Но я думаю, скоро будет у нас — я имею в виду наше руководство — возможность пообщаться, в том числе, и с саудовским руководством в ходе заседания Группы двадцати в Буэнос-Айресе (30 ноября — 1 декабря), в этом объединении участвуют и Россия, и Саудовская Аравия. И там будет возможность тоже провести какой-то контакт. Во всяком случае, я знаю, что туда едет, как я слышал, не король, а наследный принц. Он по сути дела сейчас является ключевой фигурой, которая вплотную занимается вопросами продвижения на всех направлениях нашего сотрудничества с Саудовской Аравией, поскольку он не только министр обороны, но и возглавляет высший экономический совет Саудовской Аравии, и является наследным принцем. Он человек энергичный, понимает значение российско-саудовских отношений. И если он будет присутствовать в Буэнос-Айресе, я думаю, что там какой-то контакт тоже может состояться. Я думаю, что это будет тоже важный элемент подготовки и визита нашего президента Путина в королевство Саудовская Аравия.

— Вы сказали, что президент может посетить и другие страны Залива, о каких государствах идет речь?

— У нас с другими странами (региона) сейчас хорошие отношения, со всеми ровные. И, кстати сказать, мы сожалеем, что у них самих произошел такой разлад, я имею в виду ситуацию с Катаром. При этом отмечу, что с Дохой у нас тоже продвинутые контакты, визиты происходили в Россию на разных уровнях, шейх Катара был в России. Так что с катарцами развиваются отношения, с Кувейтом, с Бахрейном. И с Оманом — тоже страна очень интересная и важная. У нас, к примеру, с ними открылось прямое авиасообщение. И, на мой взгляд, это хороший шаг, в том числе для наших туристов, которые могут путешествовать в эту замечательную страну, и, как в Дубаи, использовать возможности ее аэропорта для перелетов в страны Африки и Азии.


МОСКВА, РИА Новости

12

Источник: arms-expo.ru

[ads-pc-1] [ads-mob-1]