Несмотря на то, что во время Великой Отечественной войны Красная Армия брала немалое количество трофеев, захваченное оружие и технику использовали не так уж много. И совсем не потому, что не было необходимости. Были и другие причины, вполне объективные, хотя и в каждом случае свои.

Самым большим ограничением для использования трофейного оружия всегда является вопрос боеприпасов к нему. Если вермахт во Франции и в Советском Союзе смог захватить огромное количество не только вооружения, но и боеприпасов, то в Красной Армии ситуация была несколько иная. Немецкая армия на советской территории просто не создавала больших складов, и вермахт сам постоянно испытывал нехватку снарядов, патронов и всего прочего.

Были захвачены значительные трофеи в Сталинграде, о которых много и часто пишут, перечисляя подробно. Но армия Паулюса, сражавшаяся до этого в окружении, испытывала огромную нехватку в том числе и боеприпасов — Красной Армии мало что досталось. Аналогичная ситуация была и в других случаях. Однако некоторые образцы вооружения советскими войсками использовались охотно, и это в первую очередь то, в чем Красная Армия сама испытывала нехватку.

Например, было сформировано несколько частей, вооруженных немецкими 75-миллиметровыми противотанковыми пушками. По своим характеристикам они значительно превосходили все аналогичные советские орудия, и если бы хватало снарядов, то подобных частей было бы больше.

Стрелковое оружие вермахта в Красной Армии практически не использовалась, во всяком случае, на фронте. Им иногда вооружали войска «второй линии» — например, части ПВО и диверсионные группы или отправляли партизанам. Зато очень популярны были среди советских солдат трофейные пистолеты P.08, более известные как «Парабеллум». В немецкой армии ими вооружалось очень большое число военнослужащих, процент пистолетов в вермахте был намного выше, чем в других армиях. Потому и доставалось их советским бойцам немало, но это скорее был сувенир, чем боевое оружие.

В Красной Армии высоко ценилась и немецкая бронетехника. Но использование трофейных танков всегда чревато, свои же могут и подбить, не разобравшись.

Большая часть бронетехники доставалась в неисправном состоянии, поэтому было задействовано несколько ремонтных заводов, которые именно немецкой техникой и занимались. Через них прошло около восьмисот танков и самоходных установок.

Чтобы решить проблему боеприпасов, немецкую технику даже перевооружали. На чехословацкие танки, состоявшие на вооружении вермахта, иногда вместо пушек ставили советские пулеметы.

В начале войны охотнее всего применяли трофейные штурмовые орудия, поскольку своих самоходок не было. Два десятка трофейных штурмовых орудий StuG.III перевооружили советской 122-миллиметровой гаубицей. Установка получила название СГ-122.

Позже был разработан еще один проект похожей самоходной установки. Использовали шасси немецкого танка Pz.Kpfw.III (на этом же шасси была создана и немецкая StuG.III) и самого штурмового орудия StuG.III, на котором устанавливалась рубка с советской 76-миллиметровой танковой пушкой. Самоходка получила название СУ-76И, и в 1943 году было выпущено двести машин. Было еще несколько проектов перевооружения трофейных танков советскими 45-миллиметровыми и 76-миллиметровыми пушками, но их так и не реализовали.

Хотя большая часть танков использовалась по прямому назначению, но некоторые сменили роль. Так, средний немецкий танк (с 1942 года его немцы считали легким) Pz.Kpfw.III в советских танковых частях охотно использовали в качестве командирского. Немецкая машина отличалась внутренним удобством, высокой надежностью. Для боя танк уже устарел во второй половине войны, но для командиров танковых бригад очень подходил.

Немецкие «Пантеры» доставались в качестве трофея (в исправном состоянии) крайне редко и ценились очень высоко. Причем ценились как противотанковое средство. Их небольшими группами по две-три машины придавали полкам самоходной артиллерии или истребительно-противотанковым бригадам. Как оказалось, мощные пушки советских «Пантер» оказались наиболее эффективным средством против таких же «Пантер» с другой стороны фронта.

Однако боевые машины, в первую очередь танки, все-таки использовались не так активно. И упомянутые проблемы с боеприпасами, и свои могли подбить. А вот с бронетранспортерами и тягачами таких проблем не возникало. И если танков в Красной Армии и своих хватало, к концу войны из пятнадцати с лишним тысяч танков в действующей армии трофейных машин было около четырехсот (половина неисправных), то бронетранспортеров не было вообще. Все имевшиеся бронетранспортеры советские войска получали только по ленд-лизу. Поэтому немецкие машины использовались охотно.

Точно такая же картина была и с другим транспортом. Хотя американцы и поставили Красной Армии полмиллиона отличных грузовиков высокой проходимости (в СССР было выпущено за войну вдвое меньше машин, причем неполноприводных), но и немецкие трофейные полугусеничные тягачи и полноприводные грузовики были очень кстати.

Источник: russian7.ru

[ads-pc-1] [ads-mob-1]