Неопознанный «Фантом» в советском воздушном пространстве — и удар на скорости 1,4 Маха: ровно 45 лет назад капитан Геннадий Елисеев совершил первый в истории авиации таран на сверхзвуковом самолете и ценой жизни уничтожил иранский самолет-разведчик. РИА Новости рассказывает об этом подвиге.

Чужие крылья

Инцидент произошел 28 ноября 1973-го в небе над советско-иранской границей в районе Муганской долины. Этот регион считался довольно беспокойным для ПВО СССР и выгодным для ведения разведки на территории Советского Союза. Особенности пограничного контура позволяли самолетам-разведчикам противника выполнять свои задачи и, как правило, безнаказанно уходить обратно в Иран.

В тот день наземная система ПВО в очередной раз зафиксировала нарушение границы. На перехват неизвестного летательного аппарата отправили 35-летнего капитана Геннадия Елисеева, заместителя командира эскадрильи 982-го истребительного авиаполка — он вылетел на задание на МиГ-21СМ. Позже выяснилось, что в воздушное пространство СССР вторгся иранский RF-4C Phantom. Этот разведывательный вариант самого известного американского истребителя тех лет был буквально напичкан следящей аппаратурой. В специально удлиненной носовой части размещалось несколько аэрофотоаппаратов, также RF-4C мог использовать длиннофокусную фотокамеру, расположенную в подвесном контейнере. Самолет делал снимки в дневное и ночное время, с предельно малых и больших высот, оборудовался инфракрасным сканером и радиолокационной станцией. На вооружении — четыре управляемые ракеты класса «воздух — воздух».

Истребитель иранских ВВС F-4 Phantom II / Фото:  Public domain

Отметим, что отношения Ирана и США в начале 1970-х сильно отличались от тех, что сложились между ними сегодня. Вашингтон и Тегеран сблизились после государственного переворота в 1953-м, когда к власти в Иране пришло проамериканское правительство. Иран был опорой США на Ближнем Востоке и надежным поставщиком нефти. В свою очередь, Тегеран получал из-за океана экономическую и военную поддержку. США щедро снабжали партнеров вооружением, техникой и, конечно, военными специалистами.

Кроме того, Иран, граничащий с СССР, был очень полезен США с точки зрения шпионажа против Советского Союза — страны совместно реализовывали масштабный проект «Темный ген» (Project Dark Gen), разработанный ЦРУ. В рамках программы планировалось выявить слабые места советской ПВО и изучить ее возможности при потенциальном вторжении.

Американские спецслужбы умело пользовались пробелами в радиолокационном перекрытии протяженной советско-иранской границы, что позволяло регулярно и незаметно пересекать ее на самолетах для сбора информации. Иранский «Фантом» как раз и выполнял одно из заданий «Темного гена». Экипаж состоял из двух пилотов — управлял самолетом иранский военный летчик Мохаммад Шокуния, а у него за спиной сидел полковник ВВС США Джон Сондерс. В случае провала операции была разработана легенда: якобы американский инструктор обучает иранского курсанта летать на новом типе самолета, а в воздушное пространство СССР они попали случайно, сбившись с курса из-за неопытности пилота.

Сбить любой ценой

Советский «МиГ» настиг шпиона уже на выходе из воздушного пространства СССР. Скорость «Фантома» на тот момент составляла порядка 1,4 Маха. Капитан Елисеев принял решение открыть огонь на поражение, потому что это был боевой самолет, а не транспортный борт, который по инструкции необходимо было принудить к посадке. В сторону «Фантома» устремились две ракеты «воздух — воздух». Однако нарушителю удалось увернуться, выпустив весь запас тепловых ловушек: ракеты прошли мимо цели в нескольких десятках метров. До сих пор достоверно неизвестно, почему Елисеев не воспользовался авиационной пушкой: одна из версий — ее заклинило после первой же очереди.

Истребители МиГ-21 на аэродроме. 1970 год  / Фото: РИА Новости / Михаил Кухтарев

При этом летчик не мог просто отпустить нарушителя — с земли он получил приказ: «Сбить самолет любой ценой». «Фантом» не должен был уйти — оставалось непонятным то, какое вооружение и оборудование он нес на борту, а также цель его полета. Тогда капитан Елисеев решился на последний аргумент в воздушном бою — таран. Он направил «МиГ» на противника, но, по всей видимости, у летчика не получилось аккуратно срезать хвостовое оперение «Фантома» крылом. Вместо этого «МиГ» всем корпусом налетел на RF-4C, отправив нарушителя в неконтролируемое пикирование.

В результате столкновения советский самолет разрушился в воздухе, Елисеев катапультироваться не успел. Через несколько дней ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Экипаж RF-4C выжил и сумел покинуть поврежденную машину в воздухе. На земле их уже ждали пограничники. Сбитые летчики вернулись в Иран всего через пару недель после происшествия. Их обменяли на данные советского спутника, ранее упавшего на территории Ирана. Мохаммад Шокуния продолжил службу в ВВС Ирана. Он погиб в 1982-м, во время ирано-иракской войны, когда его «Фантом» сбил уже иракский «МиГ».

Последний таран

Воздушный таран впервые применил русский авиатор Петр Нестеров в 1914-м. А в годы Великой Отечественной советские летчики использовали этот прием воздушного боя более шестисот раз. Таран на реактивном самолете выполнить намного сложнее из-за более высоких скоростей и отсутствия винта, соответственно, вероятность разрушения своей машины гораздо выше.

«Подвиг младшего лейтенанта Талалихина». В ночь на 7 августа 1941 года в небе над Подольском младший лейтенант Виктор Талалихин совершил ночной таран. Реконструкция события / Фото: РИА Новости, Анатолий Сергеев-Васильев

Впрочем, известен еще один случай тарана на реактивном самолете — в июле 1981-го его совершил Валентин Куляпин на истребителе Су-15ТМ. Тогда советскую границу также со стороны Ирана нарушил  транспортный самолет CL-44 аргентинской авиакомпании, перевозивший оружие. Капитан Куляпин должен был заставить сесть нарушителя, подавал визуальные команды экипажу транспортника, но тот никак не реагировал на требования летчика. Тогда офицер получил приказ сбить нарушителя. И хотя Су-15 был вооружен ракетами «воздух — воздух», CL-44 находился на недостаточной дистанции для пуска. Времени на второй заход у Куляпина не было — нарушитель уже подлетал к границе и мог ускользнуть. Летчик принял решение таранить противника: на высоте 11 километров он ударил корпусом своего «МиГа» по правому стабилизатору CL-44. Куляпову удалось катапультироваться, а транспортник рухнул в нескольких километрах от границы. Весь его экипаж погиб.

МОСКВА, РИА Новости, Николай Протопопов
21

Источник: arms-expo.ru

[ads-pc-1] [ads-mob-1]