В этом году главной темой XI Международного фестиваля «Спасская башня» станет Московский офицерский бал. Вместе с 1,5 тыс. участников зритель унесется в прошлое: в эпоху, когда в цене были хорошие манеры, благородные поступки и высокие помыслы. Балы русского двора получили известность в Европе и из Москвы переместились в другие города империи, перестав быть развлечением аристократии. Публичные балы в городских парках объединили в вальсах и польках разные сословия. История повторяется: и вот опять Европа едет потанцевать в Москву, а с Красной площади бал переместится в дальние уголки России. Подробности нам рассказал комендант Московского Кремля генерал-лейтенант Сергей Хлебников.


 

Мирей Матье — талисман фестиваля. В этом году выступает четыре дня, начиная с 30 августа. Фото: «РГ», Сергей Михеев

— Несколько дней до открытия. Сергей Дмитриевич, каких-то неожиданностей в составе участников уже быть не может?

Надеемся, неожиданностей не будет, замен точно не прогнозируется. Другое дело, в этом году мы были вынуждены в корректной форме отказать тем, кто у нас регулярно выступает. Чтобы дать возможность показать себя участникам из стран, которые в Москве еще не были или были, но давно.

Весь год у нас с Великобританией, говоря дипломатично, были непростые отношения.

— В то же время успешно прошли переговоры об участии в «Спасской башне» Имперского юношеского оркестра из Брентвуда. На этот оркестр оказывали давление: откажитесь, в Москве опасно.

— Ситуация — как с болельщиками футбольного чемпионата. Не приехал тот, кого смогли напугать: по Москве же бродят медведи и хулиганы. Но дирижер оркестра Джонпол Виндхэм, который бывал в России, убедил родителей музыкантов: это неправда, на фестивале — безопасно. И они решили: едем! Ответственность ложится в том числе и на нас. Кроме выступлений у них будет интересная программа: побывают на стадионе в Лужниках, на ВДНХ — в Москвариуме, в павильоне «Космос».

— Когда отношения между странами были совсем неважными, брентвудские музыканты дали концерт в нашем посольстве в Лондоне. Британский характер?

Да, они выступали в нашем посольстве. Продемонстрировали свою решимость. Молодцы.

— По иронии судьбы, когда вы задумывали «Спасскую башню», вас поддержали члены королевской семьи Великобритании?

В 2006 году по приглашению директора Эдинбургского международного фестиваля Мелвилла Джеймисона российская делегация посетила Великобританию. Фестиваль в Эдинбурге опекает королевская семья, и по традиции на каждом фестивале присутствует представитель этой семьи. В том году это была принцесса Анна, дочь королевы Елизаветы II.

Нам сказали, что принцесса хочет познакомиться. Я был в военной форме. Представился. Была теплая встреча, очень содержательная. Принцесса Анна бывала в Москве и поддержала идею фестиваля на Красной площади. Заверила: «У вас точно все получится. В России высокая музыкальная культура. И вы выбрали подходящее место: храм Василия Блаженного и башни Кремля создают необходимый колорит». И — как в воду глядела.

Ключ от ворот Спасской башни. Которая не фестиваль, а реальная башня Кремля / Фото: «РГ».

Замечу, что в Эдинбурге нам все показали, подробно раскрыли все секреты: как складывается бюджет, как в фестивале участвует армия — в частности, шотландский Королевский полк Scots Greys («Серых драгун»). Побывали у них в казарме: драгуны служат по контракту, спят на кроватях в два яруса. И участвуют в организации Эдинбургского фестиваля — так, как сегодня у нас помогает в организации «Спасской башни» Президентский полк.

В свое время шефом Scots Greys был Николай II, последний российский император.

— Они об этом помнят?

Конечно. В полковом музее есть портрет Николая II кисти Валентина Серова. Хранятся подарки русского императора. Но это не исключительный случай. В Дании у Королевского полка шефом был наш император Александр III. В полку хранят сервиз, подаренный Александром. И у датчан есть портрет императора, тоже работы Серова. Есть и другие предметы той эпохи, в частности медвежьи шапки. Что у датчан, что у шотландцев — они шились из шкур бурых медведей, поставляемых в те времена из России.

У датчан условия тоже спартанские: казарма, кровати в два яруса?

Немного по-другому. Но я бы не назвал их условия совсем уж спартанскими. У них есть «зал офицеров», там даже можно выпить пива.

— Фестиваль привлекает колоритных гостей. Кого ждете?

Подтвердил участие командующий республиканской гвардии Франции генерал Дамьен Стребиг. В будущем, возможно, мы увидим на Красной площади французскую гвардию и их кавалерию. Прилетит поддержать Оркестр карабинеров княжества Монако принцесса Стефания. Будут руководитель военно-оркестровой службы армии Египта генерал-майор Хельми Ахмед Солиман Хатаб и один из руководителей службы государственной охраны Казахстана — генерал Ермек Укибаев. Ждем Талгата Бердигулова, он дирижер Президентского оркестра Казахстана, написал гимн к 10-й «Спасской башне». Приезжает почетный президент норвежского Military Tattoo Кристер Улоф Йохансен, это наш хороший друг. Будут руководители финских, немецких фестивалей, начальник военно-оркестровой службы Армении, мэр итальянского города Сан-Дона-ди-Пьяве. Всего — более 50 особых гостей.

У генерала Хлебникова есть ключи и ко всем башням Кремля, и к сердцам зрителей «Спасской башни» / Фото: «РГ», Юрий Лепский

— С Мирей Матье созванивались?

— И не только созванивались — она приезжала в Москву на открытие чемпионата мира по футболу. В эти дни у нас с ней была встреча в Кремле. Пили чай, обсуждали с главным военным дирижером минобороны Тимофеем Маякиным и начальником Центрального военного оркестра Сергеем Дурыгиным программу ее выступлений. Мирей будет петь на Красной площади четыре дня — начиная с 30 августа.

— Сергей Дмитриевич, вы обычно сидите на трибуне с интересными людьми. Например, не раз видел вас с Сергеем Собяниным, который тоже один из отцов-основателей «Спасской башни». Он, будучи главой администрации президента, представлял документы о фестивале на подпись Владимиру Владимировичу Путину. Не секрет: как мэр Москвы реагирует на то, что видит на сцене? В конце вашего фестиваля в Москве — День города. Нет чувства здорового соперничества?

Сергей Семенович во внешних проявлениях очень сдержанный, но естественный человек. Реагирует и на шутку, и на успех выступающего коллектива. А команда мэра всегда поддерживает «Спасскую башню». В этом году наши участники, коллективы «Детской башни», выступили в Зарядье. Без поддержки Москвы это было невозможно организовать. И я думаю, это только начало.

«На Красной площади полевую кухню установили больше для антуража, но армейские макароны всем понравились»

Судьба одного из постоянных участников фестиваля — Кремлевской школы верховой езды — зависит от поддержки мэра. Раньше школа размещались в Путилково, но собственник земли отдал ее под девелоперский проект. Люди и кони сегодня в разных частях Москвы, по разным спортклубам. Благодаря решению Сергея Семеновича есть надежда обустроить «дом» — на ВДНХ. Там будут и учить детей верховой езде, и проводить выступления, причем в круглогодичном цикле. Такие планы мы вынашивали, глядя на испанцев и французов.

Будем рады, если в Москве появится место, где можно представить наши национальные конные традиции, показывать умение, костюмы, породы лошадей. Но без поддержки мэра Москвы, возможно, Кремлевской школы уже не было бы. Он приезжал на ВДНХ, смотрел их выступления. Большая часть этого пути уже пройдена, поэтому с оптимизмом смотрю в будущее. И сразу с Красной площади Кремлевская школа верховой езды поедет в Кордову, где выступит на аналогичном фестивале.

Представим ситуацию: вот человек из провинции купил билет на фестиваль, приехал в Москву. Давайте предложим ему путеводитель от коменданта Кремля: пара практических советов.

Что касается Кремля и его окружения, то тут все очевидно. Часть Красной площади, которая вне площадки для вечерних выступлений, доступна для посещения — проход вдоль ГУМа, в Покровский собор и в Исторический музей. Так что площадь живет, и более оживленно, чем вне фестиваля. Что касается детской площади и конного манежа, то билет покупать не надо, в дневное время все открыто. Приходите, приводите детей: ежедневно насыщенная программа, квесты и пр. В палатке «Ямаха-мьюзик» научат играть на одноименных инструментах бесплатно. Можно полюбоваться выступлением всадников, их будет много в этом году. В том числе — красочное шоу конной группы из испанской Кордовы.

— Будет ли открыт Мавзолей Ленина в дни работы фестиваля?

— Мавзолей работает в обычном режиме. Вторник, среда, четверг, суббота и воскресенье — с 10.00 до 13.00. И там есть определенные правила.

— Когда откроете доступ в «кремлевское подземелье» — новый музейный комплекс Кремля?

Планируется в конце этого года — начале 2019-го.

«Офицер может приглашать даму на танец не больше двух раз, а после третьего — придется жениться»

— Фестиваль — военный. Кто из зарубежных участников приедет с оружием?

Старые гренадеры из Женевы. Привезут свои мушкеты. Им нужно пять килограммов дымного пороха — мы его предоставим. Стрелять они любят и хотят это делать везде. Очень колоритный коллектив.

— Не то слово. Особенно когда на площадку выходит швейцарский гренадер в кожаном фартуке и с огромным топором.

Это у них такая историческая традиция: саперы на поле боя прекращали страдания раненых лошадей… Мне приходилось бывать в их клубе. Внутри сообщества позитивная атмосфера, все люди там увлеченные. Собираются, общаются, играют в шахматы и на бильярде, на музыкальных инструментах, там можно выпить и рюмочку.

— Десять предыдущих фестивалей «Спасская башня» были безалкогольными. В этом году как?

Отсутствие алкоголя — традиция. А традиции надо соблюдать.

— Кормит участников дирекция фестиваля. Но полевую кухню на Красной площади обеспечивает Президентский полк. Что в меню? И сколько съедают каши, тушенки и макарон участники?

— Переадресую этот вопрос командованию полка. Вот их ответ: «В течение 10 дней 1500 участников «Спасской башни» прямо на Васильевском спуске смогут подкрепиться изысканными блюдами русской кухни, в этом им помогут профессионалы в составе четырех «кремлевских поваров» (от Президентского полка) и две чудо-печки (кухни полевые КП-130). Ежедневно будут предложены на выбор: каша гречневая, макароны, жаркое из картофеля с тушенкой. Уже ждут применения по назначению 1,5 тонны консервов мясных высшего сорта, 810 кг гречки и макарон, 2,7 тонны отборного картофеля и др.».

— Представил — и аж опять в армию захотелось… Когда на фестиваль в Москву приезжал оркестр Армии обороны Израиля, то им из синагоги доставляли кошерное питание. Но многие солдаты перешли на нашу кашу с тушенкой.

Что интересно: мы ведь сначала разворачивали полевую кухню больше для антуража. Участников дирекция фестиваля кормит достойно, с учетом их национальных пристрастий. Но армейская каша и макароны вдруг стали пользоваться большим спросом.

«Член британской королевской семьи принцесса Анна: «У вас на Красной площади точно все получится!»»

— И как принято: на десерт — самое вкусное. Какие музыкальные новации готовите?

Дирекция фестиваля проводила интернет-опросы. Подавляющая часть голосов, в том числе из-за рубежа, была отдана в пользу музыки великих русских композиторов: Чайковского, Шостаковича и т.д. Главная тема — офицерский бал. Это не только красиво, но и познавательно. Например, оказалось, что офицер может приглашать даму на танец не больше двух раз. Если позовете ее в третий, значит, у вас есть какие-то особые намерения. Имейте в виду. А также: почему появились мазурка и полька, когда в Ирландии крестьяне стали танцевать…

— Билеты хорошо продаются?

— Хорошо. Интерес к фестивалю налицо. Также к нам поступает много заявок от благотворительных организаций — уже пришли запросы на 18,5 тыс. мест. Мы поддерживаем инвалидов, ветеранов, больных детей.

— Философский вопрос: ведется теле- и интернет-трансляция, можно смотреть выступления в комфортных условиях, а не на трибуне, где есть риск попасть под дождь. Как вы объясните феномен зрителя, который самоотверженно рвется на трибуны?

— Я больше скажу: формат всех фестивалей фактически неизменный: пролог, выступления участников, финал, салют. И — да, выступления можно смотреть по телевизору или в интернете. Но, как вы сами видите, на зрительских трибунах яблоку негде упасть.

Развивая философскую часть вопроса, замечу: мы с Валерием Халиловым (музыкальный руководитель и один из отцов-основателей фестиваля, погибший в авиакатастрофе. — Прим. ред.) свою задачу выполнили. Что мы хотели? Прежде всего привлечь внимание к военной музыке. В этом плане сегодня все в порядке, на слуху много имен: Дурыгин, Маякин, Петрович, Карабанов, Никитин, Герасимов, Мельник и др. Мне кажется, если сейчас на площадь выйдет оркестр суворовцев, а диктор забудет фамилию дирижера — с трибун хором подскажут.

Пошли региональные фестивали: «Спасская башня» на Сахалине, «Амурские волны», прекрасный фестиваль на малой родине великого Василия Агапкина.

Но важно было не только вдохнуть новую жизнь в военно-оркестровую службу, но и дать возможность нашим музыкантам сравнить себя с зарубежными. Причем с лучшими из лучших. Сравнили. И что выяснилось? Наши как минимум не хуже. Просто покупай билет, приходи на Красную площадь, сам смотри и оценивай. Мы вышли на высокие стандарты организации — не хуже, чем в Базеле, в Эдинбурге и пр., я называю лучшие фестивали мирового формата Military Tattoo. И зритель это оценил.

Есть также необходимость общения между народами, представителями различных культур и конфессий. У нас зритель перестает быть лишь зрителем. Он приходит на конный манеж, на выступления, общается, болеет за своих любимцев и на определенном этапе становится участником происходящего. В наших людях фестиваль раскрывает лучшие черты — гостеприимность, доброжелательность, искренность. Думаю, в том числе и за это его любят.

Беседовал Игорь Елков

МОСКВА, «Российская газета»

1



Источник: arms-expo.ru

[ads-pc-1] [ads-mob-1]