Концерн РТИ (входит в АФК «Система») является разработчиком и изготовителем радиолокационных станций высокой заводской готовности, составляющих основу наземного сегмента российской Системы предупреждения о ракетном нападении. Создание такой высокотехнологичной продукции неразрывно связано с кадровым потенциалом холдинга. О том, как решается задача поддержания и развития этого потенциала, в интервью «Интерфаксу-АВН» рассказал генеральный директор АО «РТИ» Максим Кузюк.

— Максим Вадимович, Вы возглавляете концерн, работающий в одной из самых наукоемких технических областей с высокой международной конкуренцией. Чтобы успешно решать стоящие перед РТИ задачи, нужны конструкторы, инженеры и другие специалисты не просто высокой, а высшей квалификации. Где вы их берете? Откуда приходят специалисты, как проходит их подготовка?

— Наша компания всегда была известна своим многоступенчатым подходом к подготовке кадров. Талантливых сотрудников мы брали еще со студенческой скамьи, а готовить начинали порой со школы. Кроме того, в советские времена, руководители и главные конструкторы были лауреатами престижных государственных премий, поэтому в РТИ был большой конкурс.

В последние годы у нас, как и у других компаний сектора, произошло вымывание кадров. Кроме того, сегодня нам приходится конкурировать не только с предприятиями ОПК. Сотрудники с опытом работы в РТИ, могут построить карьеру в лучших ИТ-компаниях. В нашей отрасли самое сложное – воспитать опытных разработчиков, с опытом, способных самостоятельно организовывать работу которые в перспективе могли бы занять такую должность, как главный конструктор системы. Поэтому мы полностью переосмыслили подход к трудоустройству, обучению и развитию сотрудников.

— Какие ВУЗы сейчас являются «базовыми» для РТИ?

— Наших сотрудников можно условно разделить на несколько категорий. Во-первых, это идеологи и архитекторы систем. Их готовят на Физтехе, в Бауманке, отчасти в МИФИ. Выпускников нужно развивать, ставя перед ними сложные задачи, чтобы в итоге они стали профессионалами высокого уровня, руководителями.

Во-вторых – это конструкторы, которые отвечают за разработку конкретных образцов техники. И здесь опять Бауманка, МАИ, энергетические институты — то есть те, кто готовит прикладников.


На Физтехе у нас сегодня три основных базовых кафедры. Одна из них – по микроэлектронике в НИИМЭ. Там идет активное развитие, и примерно 70% поступающих на эту кафедру остаются в институте. Мы очень довольны результатом.

Вторая – радиолокация. На нашей кафедре РТИ, к сожалению, остается гораздо меньше — около 10%. Недавно мы пересмотрели работу кафедры, чтобы повысить количество тех, кто остается. Например, их сразу должны отбирать «внутренние заказчики», у которых есть заинтересованность в молодых талантах и готовность поставить перед ними сложные и интересные задачи.

Третья наша базовая кафедра – ВШСИ МФТИ, которую я создавал с коллегами и товарищами по физтех-союзу в период, когда работал в «Технодинамике». Ее задача – ускорить развитие самых талантливых и уже проявивших себя сотрудников. Тех, кого мы отобрали в конкурсе и кому смогли бы доверить самые сложные и интересные задачи. В рамках программы мы развиваем уже опытных разработчиков (не менее 3-5 лет), которые в перспективе могли бы занять должность главного конструктора системы, а также тех, кто хочет развиваться дальше в качестве руководителей инженерных подразделений. Проявившие себя ученики могут попасть в кадровый резерв на замещение (ране озвученных) должностей, например, в прошлом наборе есть несколько очень перспективных кандидатов, на которых мы возлагаем большие надежды.

— Хорошо, вы обучили кандидатов, сделали из них руководителей, а как вы их будете удерживать?

— Хочу заметить, что РТИ – сильный бренд и стабильная компания. Это определённые гарантии надежности и престиж. У нас сильнейшая научная школа и такие проекты, о которых другие компании на рынке могут только мечтать. В этом коллективе действительно много сделали для безопасности страны, и наши сотрудники вполне осознают свою к этому причастность, поэтому уже сам коллектив и корпоративная культура помогают удержать сотрудников. Это не мои голословные утверждения, это показал результат внутреннего опроса. Тем не менее, нам, безусловно, нужно двигаться дальше и создавать условия для конкуренции на рынке талантов. Мы провели анализ на основе опросов сотрудников и встреч с топ- менеджментом, и выявили узкие места, которые мешают талантливой молодежи развиваться.

Первое – мало просто поднять зарплату, это не единственный мотиватор, хотя и важный. Коллективу, который у нас есть, особенно разработчикам, нужно дать возможность творить, чтобы они были более продуктивными, чтобы получалось быстрее и больше. Мы должны построить процессы так, чтобы сотрудники были нацелены на результат, а не тратили время на непродуктивную административную деятельность. Это вопрос сокращения бюрократии, автоматизации конструкторских работ, вспомогательных процессов, качественной организации разработки. И по этому пути мы сейчас активно движемся. В том числе — работаем над системами связи между конструкторскими подразделениями и серийными заводами.

Второе – изменить базовые экономические нормативы по контрактам, чтобы иметь возможность платить больше. Это непростой вопрос, над которым мы работаем с прошлого года: приводим в соответствие нормативные документы, делаем более прозрачным и детальным учет затрат на персонал, готовим обоснования для защиты справедливых экономических нормативов.

— Какой уровень зарплат в РТИ?

— У руководителей высшего звена – достаточно конкурентный. Что касается инженерного состава, мы планируем поднять средний уровень выше. Для этого необходимо улучшить производительность за счет автоматизации труда конструкторов, внедрения системы управления проектами и жизненным циклом изделий, сокращения непродуктивной потери времени на администрирование. Как я уже упоминал, мы работаем с заказчиком по повышению норматива – то есть, видим конкретную цель и делаем все, чтобы наши инженеры и конструкторы, которые являются ценностью для предприятия, никуда не хотели уходить.

— Сколько времени это займет?

— Сейчас сложно сказать. Простые меры реализуем уже в этом году, на системные изменения понадобится больше времени. Ставим себе амбициозную цель провести изменения за примерно полтора-два года.

— Какие интересные темы и проекты РТИ может предложить сегодня?

— Например, одна из наших больших и перспективных научно-прикладных тем – радиофотоника. Мы ее будем поддерживать и добиваться, чтобы она стала национальной программой, поскольку радиофотоника – эта тема, сравнимая по масштабам с переходом от вакуумной электроники на полупроводниковую. Для радиофотонных устройств потребуются и новые материалы, и очень много новых технологий. Сегодня в радиофотонике с точки зрения фундаментальной и даже прикладной науки ничего неизвестного нет, но развитие технологий находится на ранней стадии. Необходимо отработать набор конкретных технических и технологических решений для того, чтобы на них перейти.

Также мы разрабатываем несколько комплексных проектов в гражданском сегменте. Причем на перспективных рынках, таких как безопасный город, индустрия 4.0. Уже на подходе следующее поколение телекоммуникационных средств – это связь 5-го поколения. Будет развиваться инфраструктура, которая позволяет пропускать гораздо больше данных. И мы стараемся и в этом сегменте поучаствовать.

У нас есть компания ЗАО «НПК «Высокие технологии и стратегические системы», которая специализируется на автоматизированных системах управления, а ряд других наших предприятий — на разработке и изготовлении умных сенсоров. И дальше мы можем все это упаковать в систему, которая получает и передает управляющий сигнал в центры принятия решений. Это все – наша специализация и мы сейчас разрабатываем такие проекты.

Другое направление — импортозамещение для гражданских отраслей (нефть и газ, транспортное машиностроение) также открывает для нас новые возможности. Сегодня мы работаем по нескольким программам для того, чтобы локализовать производство оборудования в рамках импортозамещения в этих индустриях. По радиолокации тоже есть проекты, но не обо всем я могу вам рассказать.

— Как Вы оцениваете научный, конструкторский и производственный потенциалы концерна?

— Когда мы говорим «потенциал» – это слово, обращенное в будущее. Я уверен, что у концерна огромный потенциал. Я понимаю, что сейчас важно вовремя заметить и поддержать талантливых сотрудников, чтобы они не затерялись в недрах больших организаций. У нас на площадке около двух тысяч человек, из которых одна тысяча так или иначе связана с разработками. Надо дать возможность творим тем, кто себя еще не реализовал.

— Максим Вадимович, каким Вы видите РТИ через 5 лет?

— В следующие 5 лет, мы планируем расширить свой бизнес и выйти на рынки автоматизации государственных органов и корпоративных клиентов, став провайдером комплексных решений автоматизации, включая внедрение решений IoT. Также мы хотим открыть офисы в нескольких странах мира.

В рамках обновления и модернизации самого РТИ мы перейдем от нынешней структуры к структуре с минимальной иерархией, организованной в Группы, решающие конкретные задачи. Все будет построено по принципу: внутренний заказчик – внутренний поставщик. Ресурсы любого из подразделений будут доступны для других, все знают специализацию и загрузку подразделений, об этом есть онлайн информация. Решения должны приниматься быстро в рамках проектных команд, с эскалацией только особо значимых вопросов. Информационная система должна позволять быстро перестраивать процессы и выдавать ответы не только на стандартные запросы.

Разработка и освоение новых продуктов будет вестись по гибкой схеме, в которой запускается первая версия сертифицируемого продукта, а затем она совершенствуется в несколько этапов. Изначально закладывается потенциал модернизации и совершенствования. Циклы разработки будут сокращены в двое, затраты на разработку на 30%, благодаря меньшим переработкам, использованию электронных баз знаний и автоматизированных систем проектирования и управления жизненным циклам.

Это амбициозные задачи, придется многое сделать по-другому, но главное у топ-менеджмента компании есть это видение. Поэтому есть потребность в людях с таким же мировоззрением, которые с нами пройдут путь создания нового «РТИ».

МОСКВА, Интерфакс-АВН
1

Источник: arms-expo.ru

[ads-pc-1] [ads-mob-1]