Ливия седьмой год после свержения ее многолетнего лидера Муаммара Каддафи продолжает переживать хаос. Страна раздроблена фактически на множество частей, которыми управляют разные правительства, советы старейшин, полевые командиры и просто террористы. Самые крупные районы Ливии на сегодняшний день находятся под контролем поддерживаемого ООН правительства национального согласия во главе с Фаезом ас-Сарраджем в Триполи и избранным народом парламентом, заседающим на востоке страны в городе Тобрук. Депутатов поддерживает Ливийская национальная армия (ЛНА), возглавляемая кадровым военным, маршалом Халифой Хафтаром. Сформированные им войска ведут затяжную войну с экстремистами на востоке и юге страны, освободив от них за минувший год два города — Бенгази и Дерну. Командующий ЛНА неоднократно посещал Москву, где его заверили в поддержке в борьбе с терроризмом.

Официальный представитель ЛНА бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари в интервью корреспонденту РИА Новости Рафаэлю Даминову рассказал, какие именно причины повлияли на выбор Москвы в качестве стратегического союзника в борьбе с терроризмом, и что могла бы сделать Россия для урегулирования ситуации в Ливии.

— В последние несколько лет заметно участились контакты между Москвой и Ливийской национальной армией. Скажите, чем вызвана их активизация, и в чем заключается сотрудничество между двумя сторонами?

— Россия и Ливия, как известно, имеют давние военные отношения. Все вооружение нынешней ливийской армии — российское, наша военная доктрина также имеет восточные корни. Поэтому Ливия все больше и больше нуждается в России в деле борьбы с терроризмом. Тем более, мы знаем, что Россия является одной из самых эффективных стран в противодействии терроризму, примером может служить Сирия.

Почти все ливийские офицеры прошли обучение в России. Заключены контракты в сфере ВТС, которые мы в прошедшие годы попытались реанимировать, однако перед нами стоит огромная проблема — это оружейное эмбарго ООН.

Россия предоставила очень важную помощь Ливии — она приняла на лечение свыше ста раненых ливийских военных, которые были отправлены в Москву. Это произвело хорошее впечатление в вооруженных силах. Мы нуждаемся в военных связях с Россией, чтобы они сильнее развивались и росли для искоренения терроризма.

— Что касается упомянутых вами контрактов в области ВТС между РФ и Ливией. Они были заключены еще при Муаммаре Каддафи?

— Да, это контракты на сумму, превышающую четыре миллиарда долларов США. Мы планируем внести изменения в некоторые пункты этих контрактов, касающиеся ряда видов вооружений, так как сейчас в России появились уже новые образцы оружия. Мы хотели бы договариваться по этой теме. Хочу повторить, российско-ливийские связи в военной области очень сильны и крепки.

— А были ли какие-то поставки российского вооружения в последние несколько лет?

— Нет, поставок последние годы не было из-за действующего оружейного эмбарго.

—  Главнокомандующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Хафтар неоднократно посещал Москву, встречался с российскими руководителями. Скажите, насколько это повлияло на его политические позиции в Ливии?

— Контакты с Россией, официальные визиты в Москву, посещение российского авианосца — народ в Ливии приветствовал эти шаги. Ливийский народ осознает, что в этот очень сложный и чувствительный период он нуждается в сильном союзнике. И даже если бы мы подумали о выборе другого стратегического союзника, не России, то это все равно было бы практически невозможно в ближайшем будущем, так как бои продолжаются, а российское оружие нуждается в русских. Поэтому визиты главнокомандующего в Россию, на авианосец, обмен визитами, вывели его на другой уровень, в том числе на политической карте Ливии.

— Как вы думаете, мог бы опыт России по урегулированию ситуации в Сирии пригодиться для разрешения проблем в Ливии?

— Россия в Сирии провела не одно сражение. Первое, это собственно — военное. При помощи оружия. Второе и самое важное, это дипломатическая работа, которую проводит российский МИД. Он играет большую роль в отстранении тех, кто вмешивается в сирийскую политику, тех, кто хочет разделить Сирию, воплощая свои проекты. Эти же проекты пытаются воплотить и в Ливии. Ливийская армия сражается для того, чтобы не допустить эти попытки, которым противодействовала Сирия.

Одно лишь вхождение России в Сирию смогло коренным образом изменить ситуацию, помешать распространению «управляемого хаоса». Мы никак не ожидали, что сегодня может появиться такая влиятельная сила. Российское вмешательство положило конец единоличному правлению, диктату своей воли при помощи силы, и вот в итоге сирийский народ возвращается к нормальной жизни.

То же самое, что произошло в Сирии, произошло и в Ливии, однако с некоторой своей спецификой. В Ливии, в отличие от Сирии, нет такого количества разделений на народности и религии. Все ливийцы — мусульмане сунниты. Поэтому гораздо проще, поводов для раздора меньше.

Ливийская проблема также нуждается во вмешательстве со стороны России и лично президента Путина, удаления зарубежных игроков с ливийской арены. Например, Турции, Катара, непосредственно — Италии. Российская дипломатия должна играть важную роль.

В Ливии идет война ливийцев с террористами и экстремистами. Ливийцы нуждаются в поддержке. Но легитимными являются лишь Ливийская национальная армия, ливийский парламент и те институты, которые им образованы. Все остальные — нет. Есть Президентский совет в Триполи, но он находится под контролем боевиков, а эти боевики — под контролем других государств, и их разведок.

Ливийские военные, подчиненные верховному главнокомандующему вооруженных сил Ливии Халифу Хафтару около города Дерна, перед началом боевой попытки вернуть город из-под контроля группы джихадистов. 14 апреля 2018 / Фото: AFP 2018 / Abdullah Doma

Мы очень сильно доверяем России — она великое государство, и ее слово будет услышано, если она обсудит эти вопросы с Италией, Турцией, а также Катаром, да и другими странами, например Суданом, с территории которого прибывают террористы.

—  В последнее время появилось несколько инициатив международных посредников, таких как Франция и Италия, по поддержке урегулирования ситуации в Ливии. Не так давно итальянский премьер-министр заявил о планах организовать в Риме конференцию. Какое из предложений вам ближе?

— Франция выступает за проведение выборов (в текущем году — ред.), Италия заявила, что против (проведения в этом году — ред.). Судьбы ливийцев стали находиться в руках зарубежных государств. Мы согласны с Францией, мы приветствуем проведение выборов (в текущем году — ред.). Мы требуем от международного сообщества, чтобы оно сказало свое слово по этому вопросу. Я считаю, что российская дипломатия найдет выход в этой ситуации.

— Москва также может выйти с инициативой созыва конференции в России?

— Она могла бы поддержать Францию. Это будет проще.

— В конце июня Ливийская национальная армия объявила о взятии под контроль города Дерна, находившегося несколько лет под властью различных радикальных группировок. Какие дальше планы у военных, какой населенный пункт будет следующим?

— Ливийскую национальную армию ждут крупные сражения. Террористы пока еще продолжают находиться во многих районах Ливии: на юге от нефтяного полумесяца, к югу от Сирта, к востоку от Бени-Валида, на юго-западе. Предстоящие бои нуждаются в большой поддержке международного сообщества, государств, признающих усилия ливийской арабской армии.

МОСКВА, РИА Новости
1

Источник: arms-expo.ru

[ads-pc-1] [ads-mob-1]